Совет депутатов муниципального округа Ново-Переделкино в городе Москве

Страница МЧС

21 Августа 2017

О работе московского пожарно-спасательного гарнизона

Илья Денисов

Начальник Главного управления МЧС России по г. Москве

О том, как работает столичная пожарная служба, «ВМ» рассказал ее руководитель.

 —  Насколько трудно работать в МЧС сегодня? Какими качествами должен обладать потенциальный боец вашего управления?

— Никогда не было легко работать в службе спасения. Всегда приходится сталкиваться с человеческой болью, сложными и подчас трагическими ситуациями. Нужно быть готовым ко всему как физически, так и морально. Последний пример — это пожар в торговом центре «Рио».

Тогда в условиях крайне высокой температуры и задымленности бойцам приходилось в противогазах на ощупь пробираться к людям, которые оказались отрезаны от выхода. Когда ты находишься в пожаре, многое непонятно: как развивается ситуация, что угрожает конкретно тебе — ведь может начаться обрушение, можно упасть в прогар… Но все равно нужно идти вперед — на помощь людям. К тому же любой боец МЧС должен быть психологически подготовлен, обладать навыками работы с людьми. Хотя бы чтобы успокоить человека, оказавшегося на волосок от гибели.

— Говоря о пожаре в «Рио», многие ссылались на недостаточную подготовку персонала и плохую работу средств оповещения...

— Персонал сработал очень грамотно. И то, что всего четыре человека оказались заблокированы, это скорее заслуга сотрудников торгового центра. Они эвакуировали три тысячи человек. Автоматические системы также сработали.

— А как в Москве обстоят дела с гражданской обороной? Как сейчас ведется ее восстановление и, может быть, модернизация?

—  Я бы не сказал, чтобы что-то было разрушено… Организация системы гражданской обороны — одна из важнейших задач органов исполнительной власти. В настоящее время гражданская оборона Москвы является динамично развивающейся системой и отвечает всем возможным рискам и угрозам, характерным для столичного региона и центра одной из крупнейших мировых агломераций. Могу сказать с полной уверенностью: в Москве есть фонд защитных сооружений, которые поддерживаются в полном порядке. Под руководством заммэра Москвы Петра Павловича Бирюкова проводятся совещания по вопросам гражданской обороны. Проблем я здесь не вижу — все то хорошее, что было в Советском Союзе, мы продолжаем и развиваем с учетом современных тенденций.

Каждый год, 4 октября, проводится общегородская тренировка, мы разворачиваем силы ГО, военно-спасательных формирований. По расчетам, у нас укрываемость неподлежащего эвакуации населения — рабочих смен — составляет 100 процентов. А комплексная система экстренного оповещения обеспечивает централизованное включение 1300 электросирен, 1,5 миллиона радиоточек, 3 тысяч уличных громкоговорителей.

— Сейчас бытует мнение, что во многие отрасли молодежь идет работать неохотно, и они «выезжают» на ветеранах. Как обстоят дела с этим в столичном Управлении МЧС?

— Молодежь к нам идет. Есть даже очередь из желающих попасть на работу в наш главк. У нас работают ребята не только из Москвы, но и из Московской, Тверской, Калужской областей. Многих из регионов привлекает жизнь в мегаполисе. Но гарнизон у нас достаточно непростой, молодой, интенсивно развивается.

Кстати, многие люди из других гарнизонов не приживаются — у нас очень жесткие требования. Ведь с 1969 по 1997 год в Москве в пожарной охране служили солдаты срочной службы.

Армейская дисциплина с тех пор у нас не ослабла. Есть, конечно, и ветераны, которые, являясь самыми опытными сотрудниками, передают свой опыт. Они на то и ветераны, чтобы наставлять и помогать. Могу сказать, что сотрудников в возрасте старше 45 лет, а это первая предельная планка в нашей службе, всего немногим более двух процентов. Согласитесь, «выезжать» на двух процентах просто нереально. Еще пару десятков лет назад очереди на работу в пожарную охрану не стояло. Тогда престиж профессии был низок — зарплата невысокая, а работа опасная и трудная. Всех больше манил бизнес. Сейчас наоборот. Зарплата стабильная, соцгарантии, новая современная техника и экипировка. Да и патриотизма у молодежи прибавилось.

— Современную молодежь часто называют инфантильной и незрелой. Как вы считаете, что нужно сделать, чтобы молодые парни снова заинтересовались настоящей мужской работой?

—  Те ребята, которые приходят к нам, — вовсе не инфантильны. У них правильное воспитание.

Возвращаясь к пожару в «Рио»: там пострадал 24-летний парень, работающий в московском пожарно-спасательном гарнизоне — получил тепловой удар. Он действовал самоотверженно, не щадя себя. Когда он вышел из зоны высокой температуры, то не думал, что ему плохо.

Он собирался немного передохнуть и снова идти пробиваться к людям. Никита — живой, любознательный парень. Да и вообще, я часто работаю в пожарных частях и вижу, сколько у нас позитивной молодежи. А если говорить в глобальном смысле, то инфантильность нужно «лечить», начиная даже не со школьной скамьи, а с детского сада.

— Как часто проходят тренировки служб, находящихся под вашим руководством?

— Процесс совершенствования профессиональных навыков нельзя останавливать. Ежедневно 10–15 подразделений выезжают на занятия.

И учатся на сложных объектах, расположенных в их зоне ответственности. Отрабатывают методы тушения пожара, способы спасения людей и взаимодействие с администрацией объектов.

В первую очередь, конечно, — это объекты социальной сферы. У нас разработаны планы таких тренировок. И каждый день занятия, согласно графику, проводятся в дежурном карауле. Согласно нашим правилам, раз в квартал каждый газодымозащитник должен пройти занятие в теплодымокамере.

— Городские спасатели по праву считаются одними из лучших в стране и по уровню подготовки, и по обеспечению оборудованием и спецтехникой. Делитесь ли вы опытом с регионами, и наоборот?

— Конечно, мы делимся опытом. Постоянно взаимодействуем со спасательными службами близлежащих регионов — из Московской, Калужской областей. Встречаемся на сборах, семинарах. Часто с просьбой поделиться опытом к нам обращаются иностранные делегации. Недавно я выступал с докладом об аспектах и нюансах тушения пожаров в крупных мегаполисах перед китайскими коллегами. Также посмотреть организацию службы в наших подразделениях приезжали корейские коллеги, норвежцы, англичане. И мы перенимали их опыт. Благодаря этому на вооружении московского гарнизона стоят не только лучшие образцы современной техники, но и лучшие технологии пожаротушения. Также методов тушения пожаров существует немало. Например, американский или европейский.

В США развита система страхования имущества, поэтому их пожарные внутрь предпочитают не идти. Вместо этого они выставляют технику по кругу и заливают загоревшийся объект.

У нас, так же как у немцев или французов, тактика иная — мы стараемся проникнуть к очагу пожара и не дать ему распространиться. А технологии совершенствуются с развитием техники.

У нас на вооружении сейчас уникальная установка «Кобра», которую разработали шведские коллеги. При помощи гидроабразивной крошки под большим давлением она позволяет делать 5–6-миллиметровые проколы в бетоне, железе, многослойном стекле, дереве. Потом через этот прокол под большим давлением подается тонкораспыленная вода. Это дает фантастический охлаждающий эффект. К тому же повышается безопасность — ведь это позволяет нам не входить в квартиру или другое объятое огнем помещение. Также мы взяли на вооружение немецкое достижение — воздушно-компрессионную пену без использования воды. Она очень липучая — если ей обработать, например, стену, она будет держаться. К тому же она успешно сопротивляется огню по сравнению с другими аналогами. Хорошо зарекомендовала себя, возвращаясь к пожару в «Рио», генерация пены высокой кратности. Мы с помощью двух установок смогли заполнить минус первый этаж комплекса.

— Москва застраивается небоскребами. Готовы ли вы бороться с огнем на больших высотах?

— Пожар в — «Москве-Сити» показал, что мы к этому готовы. Конечно, нет пределов совершенству. Но благодаря наработанной тактике, разработанной еще Героем России Евгением Чернышевым, мы смогли подать воду на 67-й этаж. Помогли вертолеты Московского авиационного центра. Не хотелось бы, конечно, повторять этот опыт — победа над огнем там далась нам непросто. Но мы постоянно совершенствуем тактику тушения, и для этого у нас есть все необходимое.

А самое главное в нашем гарнизоне — это люди, настоящие профессионалы своего дела.

— Какими главными качествами, по вашему мнению, должен обладать современный руководитель силового ведомства? Поделитесь своим секретом успеха.

— Первое — это профессионализм. Нужно знать работу всех звеньев, начиная с низового. Сам я, кстати, пришел в московский гарнизон в 1996 году, сразу после службы в пожарной охране ВМФ, начальником караула в 106-ю часть в Чертанове. Во-вторых, он должен обладать высокими коммуникативными навыками.

Ведь необходимо решать вопросы на совершенно разных уровнях. И только во взаимодействии с правительством Москвы, силовыми ведомствами можно достичь главной цели — обеспечения безопасности нашей столицы. Еще — Родину любить надо. Ведь о личной жизни приходится практически забыть — все праздники, все выходные проводить на работе — либо в управлении, либо на месте события или происшествия. Посмотрите — больше месяца у нас в Москве находились мощи святого Николая Угодника, прошел Кубок конфедераций. И везде необходимо принимать в том числе личное участие.

— А как у вас в ведомстве ведется борьба с коррупцией?

— Мы держим руку на пульсе, если нужно, проводим профилактические беседы. Если получаем сигналы, намеки о том, что возможен конфликт интересов, разбираемся на соответствующей ведомственной комиссии. Сейчас же мы делаем упор на профилактику. Если до человека не доходит, мы без сожаления с ним расстаемся.

— Как изменилась работа столичного управления после присоединения к Москве новых территорий?

— После того как из областного управления территории Троицкого и Новомосковского округов присоединили к Москве, мы при поддержке правительства Москвы провели ремонт пожарных частей, поставили на вооружение современную технику, ввели свои стандарты. Работаем в тесной связке с префектурой и ее руководителем Дмитрием Набокиным. Безусловно, к тем рискам, которые имеются на территории старой Москвы, добавились новые: природные пожары, подтопления. Еще мы активно привлекаем к работе добровольцев.

— Насколько серьезную помощь они вам оказывают?

— Они охраняют два населенных пункта — Сахарово и Марушкино. Добровольцы который год подряд выигрывают конкурс на обеспечение там пожарной безопасности (они имеют право делать это по Закону «О добровольной пожарной охране»). В Москве мы активно привлекаем добровольные пожарные дружины к обеспечению безопасности массовых мероприятий — концертов, футбольных матчей. Мы же координируем их деятельность. Есть в Москве ГБУ «Автомобильные дороги». Помимо основных функций, они создали свои пожарно-спасательные формирования. У них есть даже стационарный пост на Ижорской улице, на территории бывшего поста ГАИ. Ребята принимают вызовы и выезжают на чрезвычайные ситуации, ДТП в зоне своей ответственности — от Ленинградского до Ярославского шоссе. Согласно реестру, в Москве у нас 15 тысяч добровольных пожарных. Всех сразу мы, конечно, не привлекаем, но есть около 300 человек, которые сотрудничают с нами постоянно. Но помощь от них есть — это наш боевой резерв.

— Какой из тех пожаров, которые вы тушили, считаете самым страшным?

— Каждый пожар страшен. Ведь любое возгорание — это как минимум горе, убытки, потеря жилья. А как максимум — чья-то жизнь. Давайте разделим ваш вопрос на части. Пожалуй, самый сложный пожар, в тушении которого я принимал участие, произошел в 2012 году в Институте экспериментальной физики на Нахимовском проспекте. Там был в свое время построен первый в Советском Союзе электронный коллайдер. Смешалось все: и очень непростые конструктивные особенности здания, возникали все новые и новые обстоятельства, которые нам приходилось учитывать. Огонь трудно поддавался тушению. А самые страшные пожары — там, где теряешь своих друзей...

Поэтому лично для меня это пожар на Амурской улице в прошлом году. 70 лет московская пожарная охрана не несла таких потерь. Это был серьезный удар по всему гарнизону. У меня, как и у любого пожарного, были такие ситуации, когда я, казалось бы, прощался с жизнью. Но все-таки выходил: из дыма, зоны высокой температуры. И сам спасался, и людей спасал.

— Каково работать в ведомстве, где каждый день приходится рисковать жизнью и здоровьем, невзирая на заслуги и количество звезд на погонах? Как вам удается справляться со стрессом?

— Всю жизнь работаю, и жизни без работы себе не мыслю. Знаю, что многие люди, уходящие от нас на заслуженный отдых, сначала говорят: наконец-то, все надоело. А потом через пару месяцев признают, что им чего-то не хватает.

А главная награда — спасенные жизни. Со стрессом все справляются по-разному. Я вот, например, очень люблю баню. Стараюсь хорошо попариться с вениками раз в неделю. Причем люблю, когда парилка топится по-русски, почерному. Также мне хорошо помогает спорт. В свое время я занимался боксом, сейчас же иногда разминаюсь с гирями — вот они у меня в кабинете стоят.

— Есть ли у вас хобби, увлечения? Как предпочитаете проводить свободное время?

— С каждым годом свободного времени становится все меньше и меньше. Но если выдается денек, выезжаю на подводную охоту. Или на обычную охоту. Если не удается выбраться туда — просто выезжаю на природу. Самый интересный мой трофей — огромный лось. А если говорить о подводной охоте — сазан на 12,5 килограмма. Надеюсь, что когда-нибудь удастся добыть кого-нибудь покрупнее — например, побороться с матерым сомом.

СПРАВКА

Генерал-лейтенант внутренней службы Илья Денисов родился 14 июня 1971 года во Владимире. В органы МЧС пришел в 1996 году на должность начальника караула. В 2015 году был назначен начальником ГУ МЧС по г. Москве. Неоднократно принимал участие в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и тушении пожаров. Награжден медалями «За отвагу», «За спасение погибавших». Женат, воспитывает дочь и сына.


Возврат к списку